LOADING
PREV
NEXT
http://vifsaida.com/modules/mod_image_show_gk4/cache/gallery.1gk-is-1.jpg
http://vifsaida.com/modules/mod_image_show_gk4/cache/gallery.2gk-is-1.jpg
http://vifsaida.com/modules/mod_image_show_gk4/cache/gallery.3gk-is-1.jpg
http://vifsaida.com/modules/mod_image_show_gk4/cache/gallery.4gk-is-1.jpg
http://vifsaida.com/modules/mod_image_show_gk4/cache/gallery.5gk-is-1.jpg
http://vifsaida.com/modules/mod_image_show_gk4/cache/gallery.6gk-is-1.jpg
http://vifsaida.com/modules/mod_image_show_gk4/cache/gallery.7gk-is-1.jpg
http://vifsaida.com/modules/mod_image_show_gk4/cache/gallery.8gk-is-1.jpg
http://vifsaida.com/modules/mod_image_show_gk4/cache/gallery.9gk-is-1.jpg
http://vifsaida.com/modules/mod_image_show_gk4/cache/gallery.9gk-is-1.jpg
http://vifsaida.com/modules/mod_image_show_gk4/cache/gallery.10gk-is-1.jpg
http://vifsaida.com/modules/mod_image_show_gk4/cache/gallery.11gk-is-1.jpg
http://vifsaida.com/modules/mod_image_show_gk4/cache/gallery.12gk-is-1.jpg
http://vifsaida.com/modules/mod_image_show_gk4/cache/gallery.13gk-is-1.jpg


Новости

Римские приключения

Римские приключенияАмериканский режиссер, актер и музыкант Вуди Аллен в минувшем году выпустил очередной фильм, который после череды переименований появился в российском прокате под заголовком «Римские приключения». Изначально фильм, составленный из четырех новелл предполагалось назвать "Декамерон в стиле боп" (The Bop Decameron), позднее было решено переименовать его в «Нерон валяет дурака» (Nero Fiddled). Финальным названием стало «Риму - с любовью» (To Rome with Love).

Риму с любовью, разве возможно иначе? Вуди Аллен, фильмы которого прежде никогда не трогали меня, сделал что-то безупречно тонкое и по ощущениям - настоящее. Об измене, дешевой славе, среднем классе, скоротечности человеческих отношений и вечном. Комедия ситуаций, психологическая драма о признании человека человеком, объяснение в любви вечному городу и его солнцу, интеллектуальная улыбка в адрес чопорной публики, знак уважения и насмешки.

Лирическое отступление имени меня. Прежде я не мог смотреть фильмы Аллена более получаса. Не потому что они были скучны. Отнюдь. Не потому, что мне была чужда режиссерская эстетика этого по обещанию внешности неискрометного представителя древней народности. Нет. Просто всякий раз мои ожидания от увиденного входили в диссонанс с представлениями о том, каковым могло бы быть вышедшее из-под художественного пера произведение городского невротика в высоко сидящих слаксах и ставших фирменным знаком очках в роговой оправе. Вуди Аллен был для меня, прежде всего, автором занимательной прозы. В день, когда я посмотрел этот фильм, случилось два предзнаменования родом из детства. Выходя из подъезда, я обнаружил, что не далее как через три недели наступит весна. Об этом говорил запах набравших влагу газет в почтовых ящиках, запах смешанный с еще не успевшим стать прелым морозным воздухом первой недели февраля. Это был последний день скоротечного зимнего отпуска. Во второй половине дня по случаю я выиграл книгу с автографом писателя в радиовикторине на одной из разговорных станций. Мне позвонила девушка-референт, которой я продиктовал свой почтовый адрес. После этого не посмотреть последний фильм Вуди Аллена было бы нелепостью.

Ближе к делу. Можно, разумеется, заламывая руки и закатывая глаза, промурлыкать, мол, негоже пересказывать сюжеты Вуди Аллена (принимая во внимание плодовитость автора). Ничуть не бывало - сюжет вполне линейный, укладывающийся в обозримый временной промежуток среднестатистического итальянского лета. Разумеется, на композиционной периферии "Римских приключений" нашлось место и самому герою - в роли авангардного режиссера на пенсии, прибывающего в город к неспешному солнцу собственной старости в сопровождении молодящейся супруги (Джуди Дэвис). В наличии и более тривиальная задача - увидеть избранника собственной дочери (Элисон Пилл) и познакомиться с его родителями. Тихие улицы старого Рима, залитые солнечным светом, вывески мелких лавочек и похоронных контор. Стоп. Одна из них, кажется, принадлежит отцу итальянского бой-френда их блондинистого отпрыска. Парень (Флавио Паренти), разумеется, тот еще малый - юрист левых взглядов, поборник идеи справедливости для каждого. О нем позже.

Линия номер два. Американский студент Джек (Джесси Айзенберг), изучающий в Риме архитектуру, терзающий ватман, собственную подругу и мозги каждому третьему вокруг себя, встречает на улице прогуливающегося по местам своей шальной молодости ныне преуспевающего архитектора (Алек Болдуин), который двадцать лет назад, пожалуй, занимался ровно тем же и в тех же экстерьерах. Завязывается занимательный разговор, прогулка в поисках мест боевой славы, чаепитие в квартире, которую парень снимает со своей девушкой. В дальнейшем сегодняшний гуру американского зодчества (видимо, величина не меньшая, нежели Чарльз Дженкс), является постоянным невидимым собеседником молодого человека, волею сценаристов попадающего в незамысловатый любовный треугольник. Из штатов прилетает подруга девушки Джека - Моника (Эллен Пейдж), - актриса, сердцеедка со сквозняками в голове, набором языковых формул для светской беседы и далее по списку. Разумеется, все происходит так, как того и следовало ожидать - сопротивление влечению, чувство, секс, терзания о содеянном, поступающее Монике заманчивое предложение сняться в высокобюджетном фильме, дилемма "карьера - любовь", расставание, аривидерчи, Рома. Мораль про синицу и журавля в действии.

Третья новелла рассказывает историю молодой провинциальной пары, приезжающей в Рим устраивать карьеру главы семейства (Алессандро Тибери). Для воплощения задуманного в жизнь, им предстоит отужинать в компании высоколобых родственников-аристократов. Разумеется, молодая жена (Алессандра Мастронарди), тут же решает заглянуть к парикмахеру, чтобы привести в порядок прическу перед ответственной встречей. Вы, конечно, догадываетесь, что поочередно она теряет телефон, себя и супружескую верность. Муж-ботаник, в ожидании возвращения жены оказывается в постели с проституткой (Пенелопа Круз), которая по договоренности в дальнейшем и выполняет (в меру своей ловкости) функции его "жены для родственников". Поочередно изменив друг другу, молодые счастливо возвращаются к себе домой.

Пожалуй, самый занимательный сюжет развивается в новелле о конторском клерке в исполнении Роберто Бениньи. Просыпаясь в постели со своей женой, завтракая в компании дочери и сына, сплетничая в офисной курилке о новой секретарше своего босса, персонаж олицетворяет собой печальную мечту, которую в этой жизни ему точно не воплотить. Но однажды меняется все. Выходя из парадной собственного дома он становится объектом атаки папарацци, его приглашают во все ток-шоу, задавая вопросы о том, чем он завтракал, как он предпочитает бриться, успел ли он почистить зубы, какие трусы он носит (собственно, ровно те вопросы, что задают подавляющему большинству псевдозвед на страницах бульварных газет). Черный лимузин с шофером, красные ковровые дорожки, объятия кинозвезд. Однажды все заканчивается, как и начиналось - он  перестает быть кому-либо интересным.

Возвращаясь к похоронному бюро. Американских родителей избранницы своего сына приветливо встречают предки профсоюзного юриста-зануды у себя в квартире на втором этаже здания, первый этаж которого, собственно, и занят венками, урнами и траурными лентами. Отметим, что именно знакомством молодого человека с американской туристкой на улицах исторического центра Рима, начинается фильм. Джанкарло (тенор Фабио Армилиато), отец молодого человека принимает душ, ибо негоже встречать гостей, оставаясь пропитанным пылью похоронной лавки. И поет. В мыльной пене под звуки струящейся воды божественно звучит одна из арий оперы "Паяцы" Руджеро Леонкавалло. Тихий семейный обед, полный условностей, каковые обычно и заполняют собой время знакомства. Авангардист на пенсии убеждает своего нового родственника в том, что его талант достоин лучшего применения - оперных сцен лучших театров мира. Существует только одна загвоздка - голос звучит лишь в душе. Джерри (Вуди Аллен) принимает решение стать его менеджером и сделать из друга покойников звезду мировой оперной сцены. Слава приходит к гробовщику в душевой кабине, вписанной в интерьеры оперной инсценировки. Ему аплодируют Стефано Габбана и Доменико Дольче, рукоплещет зал, до отказа заполненный представителями европейского истеблишмента.

Надо отметить, что это цитата Аллена из фильма "Душ" (реж. Чжан Ян, 1999). Как и в целом это зарисовка на темы "Декамерона". Но не это главное. Самое существенное, пожалуй, это отменные диалоги. Реплики героев делают этот фильм от начала и до конца. Делают его занимательной постмодернистской аппликацией, вспенивающей смыслы на поверхностях, прежде не предполагавших столь сложного рельефа. Эти мыльные пузыри потрясающе переливаются всеми цветами радуги под ласковым солнцем старого города, запечатленного камерой Дариуса Хонджи. Особый респект за El Pasador. Пожалуй, самое большое недоумение во всем этом действе вызывают массовые сцены, где одни и те же артисты, ходят в прямо противоположных направлениях с интервалом в двадцать секунд. Однако, это мелочи для буквоедов.

Стас Крючков
Специально для ИА "Вифсаида"

Интересные факты

Что такое Фотомодерн

Под понятием модерн принято понимать художественное направление в искусстве, отличительной особенностью которого является отказ от углов и прямых линий в пользу естественности.

С момента своего зарождения модерн стремился сочетать в себе утилитарные и художественные функции создаваемых произведений и тем самым вовлечь все сферы деятельности человека в мир прекрасного. Не стала исключением и фотография, но давайте всё же начнем с истоков.

Подробнее...

Поиск

Контакты

Карта сайта