Новости

Селфи со звездой

Раньше у знаменитостей брали автографы и трепетно хранили их среди страниц книги или в альбомах. Сейчас со знаменитостями селфятся и тут же всему миру рассказывают об этой незабываемой встрече. Малейшее пересечение со звездой уже дает повод если не фото зарегистрировать в соцсети, так уж книжку написать точно. Наше желание зачекиниться во времени доходит до абсурда – не успевает умереть известный человек, как соцсеть заваливает фотками с покойным. Люди объясняют это памятью, но мне это видится желанием зацепиться в этом быстротекущем и мгновенно забывающем все времени.

Литературный критик Андрей Рудалев для своего первого книжного труда "Четыре выстрела", вышедшего в издательстве "Молодая гвардия", выбрал прием селфи. Он пишет не просто об известных писателях, а о близко знакомых ему известных писателях. Каждую из четырех историй – а рассказывает он о Захаре Прилепине, Романе Сенчине, Сергее Шаргунове и Германе Садулаеве, - начинает с того, как и где он познакомился с героем, что вместе с ним пережил, как "входил" в его тексты.

"Четыре выстрела" - это четыре автора, ставшие "лицом" "нового реализма". Не они этот термин придумали, но каждый со своей стороны шел именно в этом направлении – писал о сегодня, о времени, о людях, об основных проблемах. Сенчин, Шаргунов, Прилепин, Садулаев. Сейчас это писатели состоявшиеся, уже создавшие, может быть, свои основные тексты. Про них написали все. Кажется, что вновь возвращаться к пройденному – бессмысленно. Но Рудалев, как критик – а специалист он в своем деле вдумчивый, эрудированный и может называться серьезным профессионалом – делает шаг дальше. Он концентрирует все, что было написано об этих писателях, добавляет свое видение и делает свои выводы. Говорит не только вот про этого конкретного автора, а вписывает его в общее направление, объясняет, куда это ведет и что из этого вытекает.

Самый интересный рассказ у Рудалева получился о Романе Сенчине. Поначалу кажется, что и вся остальная книга будет написано так же легко, ладно и живо, но тут, видимо, сказываются личные отношения – Романа Сергей как будто меньше знает, меньше к нему эмоционально привязан, поэтому говорит четко и ясно, не путая к разбору текста свои личные отношения. Сенчин писатель мрачный, да и человек не очень улыбчивый. Рудалев же вытаскивает из его рассказов не только свет и доброту, он доказывает, что Сенчин рассказчик жизни, противник рутины и остановки в пути. И это не про "мрак", а про "свет".

Сергей Шаргунов, по Рудалеву, романтик света, убегатель смерти, главный искатель "чуда" в человеческой жизни. В этом месте книги стройный разбор творчества, как было с Сенчиным, ломается. Рудалев из критика превращается в историка – и начинает подробно останавливаться на политической карьере Шаргунова.

Следом идет Захар Прилепин, главный боец за правду в нашей литературе. Захар Прилепин, человека, с которым Рудалев близок идейно, человек, к которому он ездит на дни рождения и на Донбасс к месту службы, дружит серьезно, по-мужски. Вот эта любовь и принятие во всем – не только потому, что тексты хорошие пишет, а в основном потому, что мужик классный – с первых же строк настораживает. И в этом же открывается главная беда критика Рудалева – он не всегда может отделить свои личные отношения к автору от профессионального отношения к тексту. Постоянные переходы от одного текста к другому и возвращение к первому, воспоминания личных встреч, домыслы и снова метание между текстами, спор с другими критиками. По Рудалеву, Прилепин - он же Евгений Лавлинский – эхо отечественной истории, культуры, судьбы, образец чувственного писателя, для которого крайне важно родство.

Больше узнав об отношениях Рудалева с Прилепиным, чем о текстах писателя, мы погружается в холодный рассказ о Германе Садулаеве. Видимо, в силу большей закрытости, он не так близок критику. Рассказ о нем сух, краток, короток. Про Садулаева Рудалев говорит, что он вышел на бой, чтобы упорядочить хаос. Но упорядочит ли хаос отношения ко всем этим четырем писателям книга "Четыре выстрела" - не уверена.

Автор Елена Усачева

Интересные факты

Что такое античная мифология

Слово “античная” в переводе с латыни означает “древняя”. Античная мифология наряду с библейской по праву считается наиболее значимой для дальнейшего развития культуры многих народов, особенно европейских – непосредственных наследников эллинской культуры.

Подробнее...

Поиск

Контакты

Карта сайта