Новости

Оправдать Чуковского

Трудно писать книгу о человеке, когда время само уже сложило о нем мнение. Скажи любому «Корней Чуковский», и тебе в ответ сразу заулыбаются, начнут навскидку читать полюбившиеся с детства стихи. И это почти все, что о нем сейчас помнят, но зато прочно.

Лубочный «дедушка Корней» засел в русском человеке прочно. Переделкино, музей, чудо-дерево. И конечно, картинки Доктора Айболита во всех поликлиниках страны.

Ирина Лукьянова, берясь за книгу «Чуковский» для издательства «Молодая гвардия» серии ЖЗЛ, ставила перед собой сложную задачу – рассказать о человеке Чуковском, разбивая запылившийся образ в наших головах.

Большинство знают Чуковского как автора детских стихов. Кто-то знает его как блестящего переводчика Марка Твена (кстати, книга Толкиена Чуковскому страшно не понравилась, и он не стал ее переводить). Известно, как много он сделал для детской литературы – по большому счету, благодаря его усилиям мы получили тот великий детлит, который знаем до сих пор. Зато почти мало кто помнит, что Чуковский был первым серьезным исследователем творчества Некрасова, занимался Уитменом. А начинал он как журналист и критик.

Причем критик недобрый. Его так и звали «неистовый Корней» (по аналогии с «неистовым Виссарионом»). Он с большим удовольствием выискивал у современных писателей неточности, неверности, фальшь, громил лицемерие, мещанство, дурновкусие. И его не останавливало, кто перед ним – друг, враг, уважаемый учитель или добрый сосед по даче – он громил всех. Чарская, Арцыбашев, Леонид Андреев, Гаршин, Сергеев-Ценский, Короленко – доставалось всем. Характер у Чуковского был не сахар. Да и с чего ему быть другим, когда он вполне хлебнул горя незаконнорожденного ребенка, выгнанного из гимназии как «сын прачки». Натура впечатлительная, он все это тяжело переживал, в какой-то момент выбрав метод нападения, как наиболее безопасный. Истеричность не давала ему спать, вгоняла в уныние при мысли о войне, а порой и наоборот, позволяла спокойно ходить между трупов, как это произошло после Потемкинского восстания в Одессе.

Чуковский был творцом во всех своих проявлениях – и в ложных обвинениях против Маяковского, и в искренней дружбе с Горьким. Но, к сожалению, именно этого человек в книге Лукьяновой мы не увидели. Автор занял странную позицию защиты и оправдания каждого неверного, с ее точки зрения, шага классика. Она оправдывает его и в его нападках на Андреева и Гаршина, и в его некрасивом поступке с Маяковском, и в его инфантильном отношении к войне, и в его изменах жене. Не думаю, что сам Чуковский нуждается в таком адвокате. Он жил свою жизнь, без сомнения, замечательную. В каждом его поступке были свои причины, но вот чтобы оправдываться каждый раз? Нет, ему это и в голову не пришло бы. Да и нам не нужно это постоянное поглаживание и смахивание пыли.

Почему бы сразу не согласиться – был горяч и нагл, нервен и желчен, зол, а порой и жесток, из-за инфантилизма характера плохо ладил со взрослыми, но зато легко – с детьми. И любим мы его не за его ошибки или плохие черты характера. А за то, что «ехали медведи на велосипеде», за Тома Сойера и Некрасова, прочно вошедшего в школьную программу.

Автор Елена Усачева

Интересные факты

Виртуальная реальность как проблема теоретической культурологии

Творение иных миров наблюдалось у людей издавна. Так, создавались теоретические конструкции, игры, художественные произведения, появлялись мечты и сновидения и т. д. На сегодняшний день человек имеет совершенно иные возможности сотворения реальности посредством новейших компьютерных технологий, которые используются во многих сферах человеческой деятельности: криминалистике, медицине, военном деле, образовании, архитектуре, метрологии и др. Большинство из существующих ныне видов виртуальных реальностей остаются недоступными обычному человеку. Однако вместо них он может полноценно использовать коммуникативную виртуальную реальность, ставшую доступной благодаря развитию сети Интернет.

Подробнее...

Поиск

Контакты

Карта сайта