LOADING
PREV
NEXT
http://vifsaida.com/modules/mod_image_show_gk4/cache/gallery.1gk-is-1.jpg
http://vifsaida.com/modules/mod_image_show_gk4/cache/gallery.2gk-is-1.jpg
http://vifsaida.com/modules/mod_image_show_gk4/cache/gallery.3gk-is-1.jpg
http://vifsaida.com/modules/mod_image_show_gk4/cache/gallery.4gk-is-1.jpg
http://vifsaida.com/modules/mod_image_show_gk4/cache/gallery.5gk-is-1.jpg
http://vifsaida.com/modules/mod_image_show_gk4/cache/gallery.6gk-is-1.jpg
http://vifsaida.com/modules/mod_image_show_gk4/cache/gallery.7gk-is-1.jpg
http://vifsaida.com/modules/mod_image_show_gk4/cache/gallery.8gk-is-1.jpg
http://vifsaida.com/modules/mod_image_show_gk4/cache/gallery.9gk-is-1.jpg
http://vifsaida.com/modules/mod_image_show_gk4/cache/gallery.9gk-is-1.jpg
http://vifsaida.com/modules/mod_image_show_gk4/cache/gallery.10gk-is-1.jpg
http://vifsaida.com/modules/mod_image_show_gk4/cache/gallery.11gk-is-1.jpg
http://vifsaida.com/modules/mod_image_show_gk4/cache/gallery.12gk-is-1.jpg
http://vifsaida.com/modules/mod_image_show_gk4/cache/gallery.13gk-is-1.jpg


Новости

Пожалуйста, будьте гениальны!

Каждый писатель по-своему видит свой путь в творчестве. Кто-то, чувствуя свою несомненную гениальность, слушает музыку небесных сфер, записывает шепот Творца. Кто-то вынужден каждый день писать тысячи строк, не получая от этого никакого удовольствия – а все потому, что так надо делать. А кто-то пишет, потому что понимает - до него об этом еще не сказали. Больше того – никто, кроме этого человек, об этом так не скажет.

Именно таким автором и стал Максим Гуреев, выпустивший в издательстве АСТ в серии «Эпоха великих людей» книгу «Иосиф Бродский. Жить между двумя островами. Биография: опыт прочтения».

Кажется, что об Иосифе Бродском уже написано достаточно книг. Все, кто могли, вспомнили о минутах и часах, проведенных вместе с гением. Все предположения высказаны. Можно и остановиться. Однако новая книга должна была появиться. Потому что так о Бродском мог написать только этот автор. Другие писали по-другому, видели Бродского иначе.

В чистом виде это, конечно, не биография. Как не биографии все остальные выпущенные в АСТ книги Гуреева – «Андрей и Арсений. Вселенная Тарковские» и «Эйнштейн. Теория всего». «Жизнь между двумя островами» - это попытка по-своему понять такое явление, как Бродский. Понять, не обращая внимания на все те дифирамбы и восторги, что при упоминании этого имени неизменно возносятся. Понять для себя и рассказать об этом другим.

Становление Бродского, как человека и поэта, произошло в СССР, поэтому большую часть книги занимает именно этот период. Ленинград, война, эвакуация в Череповец, школа, работа в научных экспедициях, стихи, люди, отражения дальнейших событий, смерть. Смертью книга начинается, смертью она заканчивается. Как в классических трагедиях.

Личность Бродского сформировалась из сложного восприятия действительности, от того самого ощущения, что происходящее может описать только один человек и только так. Мы привыкли, говоря о Бродском, выделять его уникальность, избранность. Писать о поэте так, как будто вокруг него было безвоздушное пространство – конечно, не  считая его друзей и встреч с Ахматовой.

Гуреев же замечает, что осознание своей самости, попытка идентифицировать себя как творца в сложное послесталинское время – не было таким уж рядовым явлением в тот период. Молодые поэты самовыражались – кто купанием в ледяной Неве, кто распеванием русских народных песен на лекциях. А Бродский вот ушел из школы и не вернулся. Тоже своего рода попытка выпасть из общего течения.

Принято считать, что система жесточайшим образом расправилась с поэтом, сначала осудив его за тунеядство, потом выслав из страны. Это было бы слишком легко, если было так гладко. У этих всем известных событиях есть свои подводные камни, о чем так же рассказывается в книге. Это и планы угнать самолет, и попытка фиктивного брака на иностранке. И то, и другое тянуло далеко не на мягкий приговор, что в итоге получил Бродский. Его всего лишь судили за тунеядство и выслали на полтора года из Ленинграда. Из отъезда за границу Бродского многие готовы делать мировое событие. Но подобные отъезды и такие же высылки случались и до него, и после. Многие уезжали. Например, Саша Соколов, писатель, пошедший почти по стопам Бродского, с разницей в три года оказавшийся в том же доме и в той же комнате, где первое время жил Иосиф. Кстати, Бродский к нему относился пренебрежительно. Их взаимоотношениям автор уделил главу.

А что же сам поэт? Многие известия о своей судьбе он воспринимал крайне спокойно – и решение определить его в дурдом, и ссылку в Архангельскую область, и отмену уже назначенной даты свадьбы с американкой. Видимо, все это не так уж и сильно задевало его душу. Перемещение в пространстве не меняет сущности. Только одно потрясало его – нелюбовь. Его поведение, с таким восторгом воспринимаемое окружающими и во многом ими поддерживаемое, не было близко той единственной, в кого был влюблен поэт. Марианна Басманова. Для нее было приемлемо все, кроме Бродского. Вечный рецепт стихов – страдание. Это и было настоящее потрясение, от которого Бродский уже не вылечился никогда. И где можно искать начала многого, что было в Бродском.

Книга построена по форме древнегреческой трагедии – эписодии, интродукции, коммос, эксод. Актеры кланяются и расходятся. Автор отталкивается от факта, что перед смертью Бродский занимался переводом трагедии Еврипида «Медея». Рассказ о жизни Бродского как раз и укладывается в форму трагедии, где хор призван давать свою оценку, а действующие лица всего лишь статисты в большой игре.

Попытка реконструировать жизнь поэта, вглядеться в мифы, представить то, что мы пока не знаем… С одной стороны, кажется, что это вольность, но с другой – это смелый ход в понимании чужой жизни. Не трогайте богов, на руках останется позолота. Это не про книгу Гуреева. Он дает возможность побыть рядом с небожителем. А после этого… После этого в руках останется книга. Мы же про Бродского будем понимать чуть больше, чем раньше. Потому что автор смог сказать то, что не говорили еще до него. Смог родить в нас желание подумать самим, что такое был поэт Иосиф Бродский.

 

Автор: Елена Усачева

Интересные факты

Какова история изобретения письменности

Появление первой письменности произошло примерно пять тысяч лет назад. Это была шумерская письменность, которая позднее получила название клинопись, поскольку надписи состояли из клиновидных значков.

Подробнее...

Поиск

Контакты

Карта сайта